Аленький



Задул северный, мощно, твёрдо, с упругими порывами – остатки жёлтых листьев с берёзы сразу стаями пошли на юг. Пролетая над кустом смородины, увлекали за собой оттуда даже ещё зелёные, державшиеся, казалось, крепко.

Улетели все; один, красный, держался ещё несколько дней, пока ветер не стих. Ночью тихо упал под куст.



И снова Верхний Вячеслав, и лето

Весной, на Пасху, проехали по степи – на предмет «посмотреть на тюльпаны». Крюк дали большой, тюльпанов, как и ожидалось, не встретили. Устав от риска всё-таки где-либо увязнуть, выбирались по балке от Парамонова к Вячеславу, поближе к асфальту. Тут-то краем глаза я и заметил кресты. А выбрался сюда уже только в разгар лета, на Троицу.




Collapse )

Левады Верхнего Вячеслава





Это бывший хутор Верхний Вячеслав, давно никто здесь не живёт. На протяжении нескольких километров видны следы былого: бугры глины – от жилья, ямы – от погребов, заросшие огороды, былые сенокосы… Хотя, как видно, под сенокосы левады кое-где ещё используются.

Если не торопясь и широко взглянуть на нашу Берёзовую, легко заметить, что от устья до самого истока практически вся пойма была заселена. Сейчас, конечно, народу значительно поубавилось, но следы от старого жилья по-над речкой идут непрерывной цепочкой. И всегда – поближе к воде, к деревьям. Левада – одно из условий и признак крепкого хозяйства.

Collapse )

Благословенный август







Минувшее лето и дни августа вполне были хороши и достойны того, чтобы их вспоминать «долгими зимними вечерами».

Но почему-то в голову лезут августовские ночи 78-го года, ночные мои смены на пахоте зяби, и как под утро «перекемаривал», лёжа под остывающим трактором. Загадки разума, что я могу поделать?

Collapse )

Июль, сухая степь







Водораздел Берёзовой и Гнилой, в верховьях балок, – отличный пример «классической» сухой степи; нравятся мне эти места своей неброской красотой, большими полями и никогда непаханой целиной.

В далёком 78-м году здесь – на «гезеях» (ГЗИ – государственное земельное имущество), вокруг Кима (уже тогда канувший в лету бывший колхоз КИМ, оставивший только бугры от хат и одноимённый пруд) и дальше, к первой овцеферме совхоза «Каменный», – несколько месяцев лета и осени я пахал зябь (в третьей бригаде колхоза «Путь к коммунизму»).

Кажется, весь год здесь пусто, никто, кроме меня и не бывает, но степные дороги живы.

Одна беда – летом, в полдень, фотографировать бесполезно: абсолютно плоская картина получается, никак не передающая атмосферу и красоту. Здесь вот находящий дождик выручил.

…Поторопился я тогда из-под дождя выскочить, о чём сейчас безмерно сожалею.






Collapse )